Игорь Каазик: наоборот – нам нужно больше фактологических знаний, чтобы понимать происходящее в мире

Я недоумеваю от желания сократить в школе объем преподавания фактов. Я что-то совершенно неверно понял. Прозвучавший недавно на страницах «Учительской газеты» призыв «меньше фактов, больше понимания устройства мира!» (Õpetajate Leht, 14.09.2018) меня не просто смущает, а даже вызывает беспокойство.

Даже вынесенный в заголовок лозунг уже достаточно страшный и противоречивый, а содержание всей опубликованной дискуссии попросту пугает, причем не только меня. Непривычно большое для Õpetajate Leht число комментариев под статьей говорит о том, что испугались и другие. Хорошо читать статьи и комментарии Пеэпа Леппика, в которых он призывает принимать решения в сфере образования, исходя из педагогической и психологической науки. Но и немного грустно, потому что все шире распространяется жуткое невежество и аргументы экспертов ни во что не ставятся.

Я не способен понять, как можно понимать мир, не зная фактов. Чем больше фактологических знаний, тем больше точек опоры для понимания происходящего в мире. Я верю в это и это настолько элементарно, что даже несколько неловко говорить об этом. Но все же приходится: давление на школу меньше учить и больше проявлять чувства стало уже слишком сильным.

Пускай физики или химики сами рассуждают о том, следует ли преподавать эти предметы через повествование, я здесь некомпетентен. Но я все же не верю, что приведенный в дискуссии пример расчета тормозного пути машины настолько бессмысленный. Одно дело говорить о том, что чем выше скорость, тем длиннее тормозной путь, и другое – самому рассчитать его. Даже не принимая во внимание другие переменные, из этого можно извлечь пользу. Пожалуй, возможность, что это знание повлияет на поведение человека за рулем, все же выше во втором случае, когда человек сам делает расчеты. Но, как я уже сказал, пусть физики и химики подробнее останавливаются на этой теме, у них ведь по сравнению со мной больше фактологических знаний в этой области.

Мне становится смешно и грустно, когда участники дискуссии начинают разговор о литературе. Действительно, нужно по-другому взглянуть на список обязательной литературы, и это уже сделано. При помощи «Собора Парижской богоматери» доказывается, насколько он устарел. Прежде всего, очень немногие учителя в наши дни задают это произведение. Кстати, есть и те ученики, которые читают и кому нравится, но целый класс больше не заставляют. Во-вторых, нельзя всерьез воспринимать рекомендацию поехать во Францию и на месте узнать, как там жили когда-то в прошлом. Виктор Гюго не писал бытовой роман. Если кто-то не уяснил это в школе, то, и в самом деле, можно было заняться чем-то поумнее.

В ходе дискуссии участники задаются вопросом «не начать ли на уроках литературы читать книжки о том, что делать, если ребенок отбился от рук или пошатнулось здоровье?». Не начать. Конечно, ученикам нужно читать и эту литературу, но для этого есть другие уроки – например, человековедение, где затрагиваются эти темы.

Как вообще можно высказываться по какому-либо вопросу, если вы не знаете фактов?

Дискуссии – обычное дело на уроках эстонского языка и литературы. Они даже предусмотрены учебной программой. Иногда в более толковых классах заходит разговор о Ближнем Востоке, в последний раз в связи с Евровидением. Тогда всегда найдется кто-нибудь, кто начнет говорить, что Израиль притесняет жителей Сектора Газа. Действительно, притесняет, но не только он. Но немногие знают, что Газа граничит и с Египтом, а на границе построен высокий забор. Ладно, Израиль притесняет, но что же и Египет притесняет своих арабских братьев? Ответ на этот вопрос вносит больше ясности о проблемах этого региона и, конечно же, усложняет этот вопрос. Есть такая проблема со знанием фактов – иногда они усложняют путь к истине, но служат единственной возможностью прийти к ней.

Не знающий фактов человек остается на произвол судьбы в мире, где все кажется таким ненадежным. Ничего он толком не знает и верит всему, что ему говорят. Им легко манипулировать тем, кто знают факты и искажают их себе во благо. Поэтому я придерживаюсь совершенно другой точки зрения: нам нужно больше фактологических знаний, чтобы понимать происходящие в мире процессы.

Игорь Каазик

Игорь Каазик

Игорь Каазик вот уже почти 40 лет преподает эстонский язык и литературу. Начиная с 2016 года, он также может преподавать математику в основной школе. Параллельно со школой он на протяжении 24 лет занимается предпринимательством в качестве книгоиздателя. Раз в месяц он пишет для Edasi колонку о школьной жизни - так, как она видится, стоя перед классом. Читать статьи (3)