Наталья Китам: инновации в области образования можно доверить детям

Изображение: Pixabay.

Нынешняя система образования напоминает старую прохудившуюся дамбу, которая стоит на пути бурного информационного потока.

За редким исключением все внимание ответственных за дамбу сосредоточено на том, чтобы выстоять хотя бы еще денек. Дожить бы. Сверху из научных институтов и министерств дают команды – подайте нам на выходе умение принимать осмысленные решения, социальный интеллект, адаптивное и нестандартное мышление. Выпускники должны обладать не только знанием иностранных языков, но и межкультурной и дигитальной грамотностью, умением вести коммуникацию и доносить информацию, навыками проектного управления, виртуального сотрудничества. А еще финансовая грамотность, когнитивное управление – критическое мышление, организованность – тайм-менеджмент и конечно правильные привычки – умение вести здоровый образ жизни. Дамба, скрипит, протекает, но стоит. Ученики питают свое любопытство из отфильтрованного потока знаний согласно плану урока по 45 минут тем, что им кажется совершенно ненужным – скучают и наглеют, тянутся за смартфоном.

А в смартфоне, между прочим, без верного вектора и внутренней силы, если и можно чему-то научиться, так потреблению созданного другими контента и нереальным целям. Там много хорошего: и Академия Арзамас и платформа EDX, где лучшие университеты мира бесплатно выкладывают свои курсы дистанционного обучения. Но те, кто продают через интернет и зарабатывают на этом, умеют рекламировать свой товар гораздо лучше. Они просто упаковывают пару мыслей из толстой книги в яркую обложку и направляют 99% усилий на продвижение и маркетинг. Где там за ними угнаться Арзамасу и EDX – ведь 99% усилий этих людей идет на создание курса. Да, они прежде всего педагоги и потом уже продавцы.

Что в этой ситуации самое опасное для ученика? Потерянное время. В чем главная ошибка педагогов, руководителей сферы образования? Они пытаются справиться со всеми задачами сами, оставляя учеников  пассивными потребителями системы. Но ведь это совершенно не логично: у учеников есть и возможности, и компетенции, и навыки, и знание технологических инструментов, чтобы  справляться с инновационными задачами в ситуации информационного вихря. Они, и только они смогут помочь починить старую дамбу, возможно, это вообще будет не дамба, а какой-то умный фильтр. И не только технологический, а внутренний, встроенный в собственную голову – умение учиться эффективно и быстро, умение находить нужную информацию и применять ее на практике.

Хорошо, конечно, рассуждать об общих идеях, а как можно их реализовать? Первый простой шаг – дайте ученикам возможность свободы выбора. Именно так поступил Таллиннский Линнамяэский русский лицей, в котором гимназисты с прошлого года могут выбрать два предмета по выбору из 30 предложенных. Это действительно выбор, а не распределение дополнительных часов между штатными учителями, когда предметом по выбору становится дополнительный эстонский, английский или физика. Это все хорошо, в лицее они тоже есть, но есть и военное дело, психология, программирование, театр, медиакоммуникации, поварское, парикмахерское искусство и много чего другого. Как администрация справляется с этой задачей – надо спросить у них, я же могу сказать, что благодаря школе и курсу «Эффективные технологии обучения», который я веду в гимназии, вот в этом месяце будет создано мобильное приложение – первая социальная сеть для практики языка с носителями языка, с учетом геолокации и интересов пользователей. Когда я рассказываю о рожденном в рамках урока проекте Räägi minuga и приложении Multikey, то слышу от уважаемых экспертов – это нам нужно было 27 лет назад! 27 лет взрослые люди пытались решить проблему изучения эстонского языка и разобщенности общин по национальному признаку, тратились деньги предлагались решения, кстати, в том числе довольно неплохие.

Сотни тысяч иноязычных жителей Эстонии не говорят по-эстонски вовсе не из-за нехватки языковых курсов. Их у нас предостаточно – и платных, и бесплатных, и очных и заочных…

По-эстонски они не говорят, потому что… не говорят. Говорить им не с кем, да и смелости не хватает.

Эстонцы зачастую не хотят слушать корявый эстонский язык, либо сами стремятся подтянуть свое владение иностранным языком, поэтому переходят на язык собеседника. Они не понимают, насколько трудно людям других национальностей найти удобную возможность практики государственного языка внутри самого государства. Конечно есть те, кто нашел эту практику, они на нем говорят. Но таких среди нас меньше половины, а хорошо, свободно говорящих – меньшинство. Не берусь оценивать статистически, но уровень С1 реальный, а не вызубренный ради экзамена – это действительно редкость. И дело в практике, а не в одаренности или исключительной сложности эстонского языка. Хотя тут все-таки есть вечная ловушка для перфекциониста.

С уверенностью можно сказать, что одним из препятствий к общению на эстонском языке является акцент. Эстонцы переживают за красивое звучание языка, неэстонцы же переживают за то, что никогда не избавится от акцента. Перфекционисты застревают на начальном этапе или вовсе отказываются: или идеально или никак! На самом деле, если это кажется проблемой, то избавиться от акцента можно. Соответствующую методику разработал мой любимый учитель Эйнар Краут, с которым я познакомилась, работая на телевидении. Всего два месяца занятий и ваш  эстонский язык звучит удивительно чисто! Придумана методика десятки лет назад, издана книга вместе с аудиокурсом. Могу поспорить,что вы слышите об этом впервые. Думаю, надо предложить ученикам попробовать решить эту  педагогическую, технологическую и маркетинговую задачу. Тем более, что лицей вошел в число трех русских школ, которые были освобождены от необходимости вести 60% обучения на эстонском языке при условии, что обеспечат владение государственным языком среди своих  выпускников на уровне С1.

Все что вы хотели знать об «иностранщине» и «прогрессе», который идет к нам с запада и хочет разрушить старую добрую советскую систему образования: научная база для современных инноваций в педагогической науке и образовании в целом  так или иначе была заложена выдающимся детским психологом Львом Выготским (1896-1934), который предложил понятие «зоны ближайшего развития»,  физиологами Петром Анохиным ( 1898 -1974) с «теорией функциональных систем», а также его учителем, создателем «науки о высшей нервной деятельности» Иваном Павловым (1849-1936).   А отцом системного подхода к инновациям является основатель ТРИЗ – теории решения изобретательских задач Генрих Альтшуллер (1926-1998).

По моему глубокому убеждению, главное, что не позволило применить в полной мере и развивать и внедрять инновации в образовании на родине этих великих ученых, совершивших прорыв в своей области – отсутствие достаточной свободы выбора и нежелание воспитывать человека свободным. Будущее инноваций зависит от того, готовы ли мы изменить это.

Наталья Китам

Наталья Китам

Наталья Китам – дипломированный психолог, окончила Санкт-Петербургский государственный университет по специальности юридическая психология и психокоррекция личности. Начиная с 1996 года работает в медиа-сфере, тележурналист, продюсер, предприниматель. Развивает несколько стартапов в сфере гражданской журналистики и медиакоммуникаций, а также образовательные платформы. Имеет опыт работы в государственном секторе, преподавания в ВУЗах и школе. Автор многих реализованных телеформатов. Владеет и ежедневно пользуется четырьмя языками. Читать статьи (2)