Райво Варе: государственный аппарат не должен увеличиваться

Райво Варе.

Государственный деятель, эксперт в сфере транзита и экономики и предприниматель Райво Варе считает, что мы не должны отдыхать и наслаждаться достигнутым. Мы – маленькая страна и не можем позволить себе такую роскошь. 

Почему ты считаешь, что Эстония нуждается в государственной реформе?

Даже чтобы стоять на месте, нужно быстро бежать, что уж и говорить о развитии. Наши преимущества – достигнутые в переходный период и по инерции просуществовавшие до наших дней – начинают себя изживать с точки зрения государства, общества или экономики. Это естественное состояние и в этом нет ничего плохого. Не нужно рассматривать это как новую и непонятную ситуацию. Или как реформирование просто из-за желания реформировать. Это вызов.

Это так же во всем мире. Просто на переходной скорости постоянные реформы казались нам чем-то тяжким. И теперь хочется расслабиться. Хочется немного насладиться достижениями, не так ли. Но такой возможности у нас нет.

Есть международные исследования, которые пришли к более-менее схожим результатам. В исследовании Всемирного экономического форума говорится о модели существующего госуправления и технологического развития, которая в наших краях, на самом деле, берет свое начало в прусской бюрократии. Это противоречие со временем уже заметно и только увеличивается. Вместе с развитием технологий наша модель физически не поспевает за временем. 

На каких ключевых словах должна сконцентрироваться государственная реформа?

Самое основное слово – эффективность. Эффективность, которая находится в соответствии с т.с. жизненными требованиями и изменяющимся укладом жизни.

Второе ключевое слово – это вовлечение. До сих пор вовлечение обычно выглядело следующим образом: раз в пару лет приходишь на свой избирательный участок, опускаешь бюллетень в урну, и все тут. Это физически исчерпало себя. Вовлечение в процессы принятия решений должно перестать быть исключительно территориальным и юридическим.

Третья тема связана с той логикой, что каждая система воссоздает себя. Как известно, это так и для принципов и закономерностей бюрократии. Объем и размах регуляций угнетают нас. Так что ключевые слова – освобождение от излишнего регулирования.

Что бы ты еще подчеркнул касательно госреформы?

Пожалуй, в несколько более широком философском контексте меня раздражает позиция, которая становится популярной в эстонском обществе: «пусть все останется так, как есть». Это хороший подход для народных песен, но абсолютно, смертельно опасный сценарий для общества, государства и народа в современном мире. В мире, который уплотняется, ускоряется, изменяется, и в котором постоянно нарастает конкуренция.

Ты был связан с проектом госреформы, который вела Ассамблея сотрудничества Эстонии. Чего тогда удалось достичь и какой опыт можно было бы извлечь?

Начнем с того, что – каким бы странным это не казалось на первый взгляд всем умникам и профанам – именно в рамках этой программы удалось впервые собрать настоящий рентгеновский снимок Эстонского государства. Что оно из себя представляет, на всех уровнях. Даже у соответствующего отдела министерства финансов не было полного обзора происходящего в Эстонии. Такую вот сложную страну мы сумели выстроить уже за 20 лет. Почему за 20 лет?

Потому что я – будучи государственным министром – занимался теми же темами уже в 1990-91 гг. и даже прежде, в других качествах. Я – ветеран. Могу подтвердить это простым примером: в 91-м я своими руками на своем тогдашнем примитивном компьютере с процессором 386 нарисовал органограмму Эстонского государства. Мы тогда занимались этой темой вместе с министром экономики Яаком Лейманом.

20 лет спустя ни у кого не было обзора того же самого государства. На первый взгляд кажется, что это чересчур, не так ли? Это было первое достижение – получить изображение. Затем из той программы вышел целый ряд предложений, из которых теперь потихоньку укореняются предложения по вовлечению, при помощи технологических платформ. Остальные предложения ждут лучших времен, как и в случае другого проекта – предложения комиссии Эркки Раазуке. Какие-то вещи дошли до чего-то наполовину, но на этом застопорились.

Я хочу сказать, что это постоянный процесс. Эстонское государство никогда не будет готово. Оно не было готово в 1991 году, не готово и сегодня. Один вопрос – все время совершенствующийся процесс.

Во-вторых, мне кажется, нужно честно признаться, что мы позволили существующим достижениям себя обмануть. Поскольку мы неплохо смотримся на фоне других стран. В действительности же цель должна состоять в том, что мы лучшие. Не так, что мы где-то в промежутке 25-40, как мы более-менее располагаемся в большинстве рейтингов. Хочется быть первыми. Или в числе первых. Всегда и везде. И наши соседи ведь доказали, что это возможно.

Почему простого человека должна интересовать государственная реформа?

Чтобы его меньше тревожили. Чтобы было меньше проблем. Существующая логика такова, что власть спрашивает и требует от тебя. А если тебе что-то очень нужно, то тебе придется ходить и просить. И много куда ходить, одним местом не обойтись. А должно быть совершенно наоборот! Если мне что-то нужно, то я обращаюсь в одно место – и все. Так будет удобно человеку и нужно делать что-то сверхъестественное.

Чтобы я в своей состоящей из двух человек маленькой фирме – сейчас говорю очень лично – не должен был постоянно реагировать на угрозы Департамента статистики, что я ничего не сообщил о своей статистике рабочей силы. Да у меня и не было никаких изменений! Но логика такова, что надо сообщать. Изменений же нет, почему я должен постоянно об этом сообщать? Да еще и терпеть угрозы, что меня будут штрафовать и наказывать. Это нужно прекратить. Это то место, где человек сразу же может извлечь пользу. Удобство общения с государством.

Другой аспект – эффективность. Нам нужно решение, чтобы в ходе общения с государством человек мог бы разрешить свои проблемы. И чтобы они действительно разрешались, а не оставались где-то висеть. И человек знает, что происходит с его вопросом, как решают вопрос. И правила действуют – то есть в течение 30 дней гражданину приходит реальный ответ. Не изобилующий канцеляритом, а содержательный и понятный. Все эти элементы – которые сейчас теоретически имеются – меркнут из-за излишних регуляций и администрирования. Вот такая история.

Третья тема – дееспособность. Да, особенность маленького государства состоит в том, что содержание государства здесь обходится дороже, чем в большой стране. Но это не значит, что цена должна быть заоблачной и постоянно расти. У нас сокращается трудоспособное население и мы не можем этого позволить. Мы должны сделать государство «тонким» так, чтобы оно больше не разрасталось. Государство не должно увеличиваться.

Как тебе кажется, эстонские чиновники скорее поддерживают госреформу и понимают, что она необходима?

Я считаю, что среди чиновников есть много чутких людей, которые понимают эту необходимость. Кто, будучи руководителями и канцлерами, по мере сил внедряет элементы эффективности. Проблема заключается в том, что усилия единичных людей в лучшем случаем могут увенчаться успехом в отдельной системе. Целостного подхода нет.

В составе будущего правительства, которое вступит в должность следующей весной, должен быть государственный министр 25 лет спустяЛогично ли, чтобы за основательное проведение госреформы и обновление государства кто-то отвечал на уровне правительства? И если да, то кто?

Да. Вопрос в том, должен ли ответственным руководителем быть государственный министр или другой министр. Лично я склоняюсь к тому, что премьер-министр должен больше заниматься тематикой обновления государства. Знаю, что у премьер-министра очень много дел. Но моя позиция такова, что он не должен заниматься проблемами какой-то сферы – экономика, социальные вопросы и т. д.

Мне видится, что задача премьера могла бы состоять в исполнении ключевой роли по внешним вопросам (внешняя и оборонная политика), и параллельном руководстве государственной организацией. Схожие правила игры должны быть и в парламенте – в Рийгикогу должен быть ответственный руководитель по теме обновления государства, который постоянно занимается темой и не формирует комиссию в порядке хобби.

Я не считаю, что премьер-министр должен заниматься каждым конкретным законопроектом, связанным с государственной реформой. Но он должен активно заниматься обновлением государства в целом и следить, чтобы стратегические задачи активно выполнялись. То есть мы пришли к фазе, когда премьер-министр должен вновь играть ключевую роль в создании государства. Будем откровенны, этого не наблюдалось с переходного периода и первого конституционного правительства.

Кристи Лийва

Кристи Лийва

Кристи Лийва – член совета Целевого учреждения государственной реформы. Читать статьи (2)