Тийна Локк: русский зритель смотрит все

Тийна Локк. Фото: архив пресс-службы.

На протяжении долгих лет любители кино с нетерпением ждут ноября, ведь именно в этом месяце проходит таллиннский кинофестиваль «Темные ночи» (PÖFF). В одном прошлогоднем интервью бессменный директор фестиваля Тийна Локк сказала, что в самом начале пути и подумать не могла, что PÖFF продолжит свое существование. Но как бы то ни было, в этом году фестиваль пройдет в 22-й раз. А последние четыре года он считается одним из 15 важнейших кинофестивалей мира категории А.

В конце первой официальной пресс-конференции фестиваля, оставалось время для вопросов журналистов. Из зала прозвучала пара комментариев, а затем все притихли.

«Ну спрашивайте же! Это ведь так интересно!», – с жаром призывает журналистов Тийна. Нет…тишина. Но тут звучит фраза: пресс-конференция окончена, можете начинать интервью. В этот момент пол зала срывается с места и бежит занимать очередь для личного общения с директором фестиваля.

Некоторое время Тийна Локк уделила и нашему изданию.

PÖFF проходит в двух городах – Таллинне и Тарту. Были ли мысли перенести его и в другие города?

Мы хотели привезти PÖFF в Ида-Вирумаа, но не весь фестиваль, а его часть. Начать думали с показа российских фильмов. В этом году нам этого сделать не удалось. Но мы не отказываемся от идеи и планируем реализовать ее в следующем году. Когда-то мы привозили фильмы в Нарву, но как только получили категорию А, показывать фильмы в более, чем двух городах по правилам стало невозможным. Сейчас мы ищем возможность воссоздать то, что раньше хорошо работало, и вернуться в Ида-Вирумаа.

На кинофестивале «Тёмные ночи» (PÖFFежегодно приезжает довольно много российских фильмов. Не хотели бы вы создать отдельный блок картин, который бы знакомил зрителей с восточным направлением – Россией, Украиной, Белоруссией?

Я никогда не хотела специально обозначать границы: мы не должны создавать отдельные блоки фильмов. Мне кажется, это было бы не так интересно. Мы так или иначе общаемся со всеми странами и получаем практически все лучшие фильмы. Российские фильмы у нас всегда были. А в прошлом году вообще выиграла киргизская картина («Ночная авария», реж. Темир Бирназаров – прим. автора).

Вы как-то следите за судьбой победителей?

Мы не только следим за ними, но и активно их продвигаем.

Могли бы вы рассказать, что предпочитает русскоговорящая аудитория?

Мы пока не проводили таких исследований. В этом году мы создали платформу «Найди свою стаю» (эст. Leia oma kari), которая предлагает зарегистрировавшимся зрителям особые привилегия на приобретение билетов. При подключении люди оставляют свои данные, поэтому, думаю, через года два мы сможешь понять, кто наши поклонники, и какие у них предпочтения.

Что касается сегодняшнего дня, то могу сказать, что русский зритель – очень хороший зритель. Он смотрит все. На российских, украинских и белорусских фильмах всегда полные залы. На втором месте для русского зрителя стоят англоязычные картины.

Вы не раз говорили о том, что PÖFF – это фестиваль авторского, немассового кино. Такие картины идут и в прокате некоторых кинотеатров Эстонии. Могли бы вы дать совет, как можно продать авторское кино, как привлечь аудиторию?

Тут не может быть никаких советов – на все отвечает статистика. Авторское кино считается нишевым, и количество его зрителей напрямую связано с количеством людей в нашей стране. На самом деле, в Эстонии процент людей, смотрящих авторское кино – очень высок, если сравнивать его с показателями многих других европейских стран. И у нас показывают много таких фильмов. В принципе, фестиваль – это единственное правильное место для некоторых картин. Каждый фильм просто нет смысла ставить в широкий прокат. Но если кинотеатр решает взять в программу картину такого рода, то, основываясь на статистике, можно сразу спрогнозировать, что она не принесет более тысячи зрителей.

Помимо фильмов вы предлагаете и другие возможности участия в фестивале. Например, в рамках программы «Индастри» (Industry@Tallinn) пройдут разнообразные семинары, обсуждения и презентации.Не боитесь ли вы, что эта дополнительная деятельность отвлечет от кино?

Не боюсь! Когда мы готовим программу, мы должны принимать во внимание интересы и желания разных целевых аудиторий. Мы думаем об этом, когда пишем синопсисы или распределяем фильмы по категориям. И если мы говорим о панели обсуждений Industry@Tallinn, то в фокусе этой программы – деятели кино. Они специально приезжают сюда, точно зная, что хотят получить.

Посещаемость фестиваля выросла просто невероятно, когда мы объявили о том, что эта программа станет его частью. Еще лучше мы могли бы поднять посещаемость, уделяя больше времени переводу фильмов. Много людей решают остаться за дверью кинозалов лишь потому, что они боятся не понять английские субтитры. Думаю, когда-нибудь придет время, когда мы все это сможем сделать.

Если вернуться к теме «Индастри», то мне кажется, что без нее уровень фестиваля не был бы так высок. Жизнь показывает, что на плаву остаются фестивали, у которых сильная «Индастри»-программа. Я думаю, что если бы в нужное время мы ее не создали, то наверно, не стали бы фестивалем А-класса. К тому же, можно сказать, что без этой программы эстонские фильмы не достигли бы того места в мире, которые занимают сегодня.

«PÖFF» добился категории А, занял свою нишу на мировой арене. Что вы считаете своей следующей целью?

У нас сейчас все зависит от финансирования. Мы точно знаем, что и в какой очередности нужно было бы сделать, чтобы встать на один уровень с другими фестивалями А-класса. Но наш кошелек нам этого не позволяет. Предпринимательская среда в Эстонии и движение спонсорских денег очень изменились, например, по сравнению с тем, что было четыре года назад.

Мы были таким государством, в котором было в какие-то моменты нормально получать 20-30 процентов бюджета от государства или города. Наш бюджет намного меньше, чем у других фестивалей А-класса. Возьмем, например, Гётеборгский кинофестиваль, который в разы меньше чем наш, но у которого бюджет вдвое больше.

От чего это зависит?

Во-первых, наша традиция, как и государство – еще молодые. Во-вторых, в странах с благоприятной предпринимательской средой бизнесмены мотивированы давать деньги на разные культурные и спортивные мероприятия. В таком случае, государство может себе позволить участвовать в финансировании меньше

А у нас сейчас предпринимательская среда такая, что крупные, например, финансовые фирмы или производители алкоголя не участвуют в этом. Головные офисы больших концернов вовсе переехали из Эстонии в Ригу, Вильнюс, Варшаву, Стокгольм, а здесь остались небольшие отделы продаж, у которых нет возможности принимать серьезные решения.

Если бы государство испытывало интерес к культурной жизни, то оно должно бы быть в курсе этих вещей. Конечно, очень здорово, что у нас дают дипломы друга культуры, но это совершенно не мотивирует предприятия вкладывать деньги. Если мы говорим о меценатстве или спонсорстве в общем, то речь идет, конечно, же о больших суммах. Предприниматель решает, продвигать свой бренд через, например, телевизионную рекламу, или по-другому – через живые человеческие эмоции.

В нашем случае нам повезло, что с нашими спонсорами у нас одинаковые интересы, совместное долгосрочное развитие и просто фантастические отношения.

Конечно, за четыре года все страшно поменялось. В рамках Эстонии у нас бюджет большой, но в мировом масштабе – очень маленький.

Но как я вижу, несмотря ни на что, глаза у вас по-прежнему горят.

Несомненно!

 

Читайте также: Что смотреть на PÖFF? Подборка фильмов на русском языке

Валерия Исаева

Валерия Исаева

Валерия Исаева – журналист-фрилансер, работает в сфере культуры. Читать статьи (3)