Димитрий Миронов: культурная дипломатия – один из самых действенных способов привлечения внимания к своей стране

Димитрий Миронов. Частный архив.

Димитрий Миронов – филолог по образованию, который уже пятый год подряд служит советником по культуре в посольстве Эстонской Республики в Москве. Мы расспросили Димитрия о том, как российская публика воспринимает эстонскую культуру, как прошло празднование столетия ЭР в России и о многом другом.

Димитрий, вы – советник по культуре в посольстве Эстонской Республики в Москве. В чем состоит ваша работа?

Одна из задач Посольства в целом и моя в частности – это представление эстонской культуры в России. Основная функция советника по культуре заключается в налаживании контактов между деятелями культуры и организациями этой сферы двух стран. Поясню на примере: чем больше российские джазовые фестивали будут осведомлены о наших исполнителях, тем больше у эстонских музыкантов будет шансов выступить на этих концертах. Вторая немаловажная составляющая работы – это непосредственные поддержка и проведение мероприятий, знакомящих российского зрителя с культурой нашей страны. К ним относятся и Дни кино Эстонии, которые мы проводим в разных регионах РФ, и презентации переводов эстонской литературы на русский язык, и множество ежегодных выставочных проектов. Все перечислить сложно, но основные моменты и направления, думаю, я назвал.

Вы обладаете докторской степенью и долго работали в сфере образования в качестве исследователя, преподавателя и управленца. Этот опыт как-то помогает на дипломатической службе?

Безусловно, да. Вообще, сферы образования и культуры для меня смежные. В обеих идет непосредственная работа с людьми, обе обогащают и тебя, и тех, кто принимает участие в деятельности. Научных исследований, которыми я занимался во время учебы в магистратуре и докторантуре, я, конечно же, сейчас не провожу. Но какие-то прикладные аспекты тех дисциплин, которые я вел в университете, оказываются полезны и на дипломатическом поприще. Самый простой пример – сферы устного и письменного перевода с эстонского на русский и наоборот. Это ежедневная составляющая моей работы. Да и управленческие навыки, полученные во время руководства Екатерининским колледжем Таллиннского университета, тоже не «ржавеют» без дела. Ведение крупного проекта в области культуры от первых переговоров с партнерами до аплодисментов публики по его окончании в чем-то сродни составлению и курированию учебной программы в вузе.  

Советники или атташе по культуре у Эстонии есть во всех «крупных» посольствах. В чем интерес государства к такому «экспорту эстонской культуры»?

Во-первых, культурная дипломатия – один из самых действенных способов привлечения внимания к своей стране. Более того, в абсолютном большинстве случаев это будет связано с положительными эмоциями для всех сторон. Во-вторых, через такие «мягкие средства воздействия» можно решать более серьезные и сложные вопросы, в том числе и политического характера. Наконец, у нашей работы есть и экономическая составляющая. С одной стороны, государство тратит средства на то, чтобы эстонская культура была успешно представлена в других странах. С другой, музыкант, принявший участие в концерте, получает свой гонорар; художник, привезший работы на выставку, продает несколько картин; писатель, представивший перевод своего романа, улучшает его продажи на местном рынке и т.д. Я к тому, что какая-то часть средств возвращается в нашу страну. Непосредственной задачи приносить доход в данный момент не стоит, но чем больше культурные проекты смогут хотя бы частично окупаться, тем, конечно, лучше.

Кстати, как вы определяете «эстонскую культуру»: это созданные эстонцами или в Эстонии произведения? Или же что-то еще?

В век глобализации очень сложно (и, быть может, совершенно ни к чему) определить, что может быть отнесено к эстонской культуре, а что нет. Решать по паспорту, национальности, месту создания произведения – это значит ставить себя и других в рамки, которые заведомо ограничивают выбор и возможности. Мой критерий в этом случае до банального прост: автор и/или его творение должны быть каким-либо образом связаны с нашей страной. И все решается в каждом конкретном случае отдельно, иначе мы рискуем оказаться в ловушке правил и требований, созданных нами же – а зачем?!

Часто можно услышать, что отношения Эстонии и России на межгосударственном уровне оставляют желать лучшего, и единственное, что у нас есть – живой интерес к культурам друг друга. Вы согласны с такой оценкой и замечаете это по своей работе?

Я бы сказал так: не единственное, а основное. На интересе к культуре друг друга можно выстроить очень многое – и этим в хорошем смысле необходимо пользоваться. Безусловно, я замечаю это в работе, и именно такие моменты позволяют двигаться дальше. Из последних эмоций – это поистине триумфальные гастроли «Эстонии» на исторической сцене Большого театра. Когда четыре вечера подряд полный зал одного из ведущих музыкальных театров мира стоя рукоплещет нашим балетной и оперной труппам, то такое запоминается надолго и помогает не сомневаться в том, что мы делаем что-то нужное и правильное. Не могу не упомянуть и второй огромный успех недавнего времени – большую выставку эстонского искусства в Государственной Третьяковской галерее, первую за последние десятилетия. Данный проект готовился несколько лет, был приурочен к 100-летию Эстонской Республики, и его, несомненно, можно назвать знаковым событием. Вообще, могу сказать, что чем прохладнее отношения в политике и экономике, тем они интенсивнее в культуре. Мы словно сглаживаем острые углы и помогаем сохранить движение по образному мосту между странами.

Москва – город с очень богатой культурной жизнью и искушенной публикой. Что эстонская культура может предложить московскому зрителю или слушателю?

Верно, конкуренция в Москве высокая. Очень часто коллеги из других стран сетуют на то, что привезенный ими исполнитель действительно высокого уровня, безумно популярный в их государстве, остается совершенно незамеченным на московской сцене. Я думаю, что нам помогает близость стран. Эстонию знают, нас помнят и любят. Имена Георга Отса и Арво Пярта, названия кинолент студии «Таллинфильм» – все это и многое другое позволяет нам создать фундамент для знакомства российской публики и с новыми именами деятелей эстонской культуры. Старшее поколение приходит на наши мероприятия, чтобы предаться в какой-то мере ностальгии. Молодежь забегает скорее из любопытства, но многие остаются и приходят вновь и вновь.

Как вам кажется, какие виды искусства нравятся публике больше всего? Как мы можем измерить успех того или иного события?

Вопрос очень сложный, потому что у каждого вида искусства есть своя публика. Да, есть небольшая прослойка тех, кого мы называем «друзья Эстонии». Их можно встретить и на киносеансах, и на вернисажах, и на литературных вечерах, и на концертах, и на спектаклях. Но в большинстве своем люди, приходящие на конкретный проект, будут заинтересованы именно в нем, потому что эта сфера их привлекает. Вернисаж фотовыставки соберет одну публику, а живописи – совершенно другую. Мне кажется, нет смысла состязаться в том, кто более успешен. Все наши удачи идут в одну копилку, связанную с эстонской культурой. Безусловно, можно следить за количеством зрителей на сеансе или числом положительных рецензий на спектакль. В принципе, мы делаем и то, и другое. И в этой связи приятно отметить, что нам никогда не приходилось отменять мероприятие из-за того, что на него никто не пришел. Надеюсь, такого не будет и впредь.

Вы работаете и за пределами столицы – есть ли какая-то разница в вашем подходе и реакции публики?

Кроме Москвы, много связанных с Эстонией культурных мероприятий проходит в Санкт-Петербурге и Пскове (в обоих городах есть наши консульства), а также в финно-угорских регионах и тех субъектах федерации, где проживают представители эстонской диаспоры (Сибирь, Кавказ и т.д.). В целом, можно сказать так: чем меньше город, тем больший интерес проявляет публика. Тут все лежит на поверхности: жители мегаполисов избалованы событиями культуры, им есть из чего выбирать, а вот в глубинке ситуация иная – и там люди действительно искренне благодарны за возможность увидеть-услышать-узнать что-то новое. Особенным гостеприимством отличаются в этом смысле Русский Север, Сибирь и, конечно же, Кавказ.

Завершившийся год прошел под знаком столетия Эстонской Республики. Посвященная этому знаковому событию культурная программа длится даже дольше – на протяжении четырех лет. Как 100-й год ЭР прошел в России?

Два самых важных события в России, приуроченных к столетию Эстонской Республики, я уже упоминал (выставка эстонского искусства в Третьяковке и гастроли «Эстонии» в Большом). В целом же, все проекты, которые мы проводили в 2018 году, проходили под знаком празднования юбилея нашей страны. Таких наберется не один десяток. Отдельно упомяну, пожалуй, Дни эстонской культуры в Красноярске. Они проходили в течение целой недели мая в регионе, где проживает самая большая эстонская диаспора на территории России. Важны они не только своим размахом, но и тем, что в них смогли принять участие представители диаспор эстонцев других регионов России. На специально организованном круглом столе они смогли познакомиться и обсудить насущные вопросы.

Успеваете ли сами параллельно с интенсивной работой быть и «потребителем» культуры? Лучшее впечатление текущего сезона?

Признаюсь честно: выбираться в свободное время в театр, музей или на концерт при условии, что ты посещаешь по долгу службы 5-6 мероприятий в неделю, хочется реже, чем раньше. Но если говорить о недавних самых сильных впечатлениях, то выделю выставку Архипа Куинджи в Третьяковской галерее, спектакль «Аудиенция» с Инной Чуриковой в Театре наций, ретроспективу Ясудзиро Одзу в кинозале Третьяковки и концерт Даниила Трифонова в новом зале «Зарядье». Я очень люблю Москву именно за богатство выбора культурных событий. Оно совершенно не зависит ни от времени года, ни от дня недели. Небольшое затишье наступает лишь на время отпусков в июле-августе.

Вы уже пятый год служите в должности советника по культуре. Что вы за это время считаете своим самым большим успехом и какие сюрпризы уже готовите для российской публики на начавшийся 2019-й год?

Я приехал в Москву в 2014 году – в самый разгар политического кризиса. Ситуация была настолько накалена, что мне было совершенно непонятно, что и как удастся сделать. Но первые же встречи с нашими партнерами показали, что деятели культуры живут в несколько другом измерении (что, несомненно, помогает) и что интерес к нам не пропал. Поэтому думаю, самый большой успех на данном поприще – это то, что движение по культурному мосту между нашими странами не замерло, а продолжается (и, я бы сказал, довольно активно). Что же касается планов на начавшийся год, то он обещает быть не менее интенсивным, чем предыдущие. Мы продолжим проводить Дни кино Эстонии в разных регионах, начнем подготовку к празднованию столетия Георга Отса, еще раз покажем в Москве ставшую популярной выставку об Арво Пярте, после чего она отправится в Петербург. Осенью пройдет международный музыкальный фестиваль «Зеркало в зеркале», в фокусе которого традиционно находится эстонская музыка. С нашими партнерами в Нижнем Новгороде планируется проведение читок современной балтийской драматургии (этот проект мы реализуем в сотрудничестве с латвийскими и литовскими коллегами). Обязательно пройдут и выставки современного эстонского искусства. Наконец, я очень надеюсь, что нам удастся возродить традицию вечеров эстонской культуры в Посольстве, которая прервалась на время ремонта. Одним словом, заниматься есть чем – и это здорово! Если кто-то из читателей портала собирается в течение года приехать в Россию, будем рады видеть всех на наших мероприятиях! Календарь событий культуры можно найти на сайте Посольства, текущие анонсы появляются и на нашей странице в фейсбуке. До встречи в театральных, концертных, выставочных, библиотечных и кинозалах!

Иван Лаврентьев

Иван Лаврентьев

Иван Лаврентьев – главный редактор rus.Edasi.org. Он окончил университет по специальности история и обладает 8-летним опытом работы в сфере коммуникации. Читать статьи (16)