Артур Захаров: почему я не хочу голосовать?

Сатирический телесериал Riigimehed. Изорбажение: ERR.

Главные выборы страны – от их результатов будет зависеть то, как ты будешь жить в последующие четыре года, если не дольше. Что-то не устраивает, раздражает, хочется поменять – у тебя есть возможность принять участие в управлении государством, только проголосуй. Сталкивались с таким? Я тоже. И в этом году я сказал себе: не хочу голосовать.

Моя профессия – журналист. Я должен быть осведомленным, поэтому каждый день я слежу за событиями, пропуская через себя тысячи строк информации. Может ли это помочь мне сделать осознанный и лучший выбор? Ничуть. Спойлер: логики, которая позволяет совершить такой выбор попросту не существует.

Кроме того, поделюсь наблюдением: эстонская политика достаточно автономна, чтобы глупые судьбоносные решения с далеко идущими последствиями могли бы приниматься практически без участия человека и здравого смысла. И, что интересно, стремление большой массы людей сделать хороший и правильный выбор зачастую приводят к результату «как всегда». Поэтому все эти «компасы избирателя», которые якобы подсказывают вам, за кого голосовать, не работают. Они и не могли. Смиритесь.

Давайте рассмотрим причину не с экспертной, а обывательской точки зрения. Политику можно сравнить с торговым центром, который всеми правдами и неправдами пытается завлечь вас внутрь и при помощи различных уловок заставить совершить покупку. Зачастую, вовсе не нужную.

Но в этом плане торговый центр куда честнее, поскольку вы можете заранее сопоставить ваши желания и возможности, оценить объективную разницу в характеристиках аналогичных товаров, в конце концов, составить список. То есть, вы сохраняете контроль за конечным результатом. Конечно, если вы не шопоголик. В случае с политикой это не так.

Процесс голосования больше похож на процесс заполнения лотерейного билета.

Не важно, какими правилами вы руководствуетесь: случайным подбором, черпаете вдохновение из гороскопа или же применяете какую-то логику, например, всегда выбирая одни и те же цифры – рано или поздно повезет. Не важно.

Причина до банального проста: конкретно от вашего выбора ничего не зависит – конечный результат определяет его величество случай. В контексте выборов – воля тысяч других людей, на которых вы не влияете. Поэтому попытки осмысленного участия в управлении государством по своей сути бессмысленны.

Математика парадокса

Идея демократии заключается в обратной связи, которую народ дает своим правителям. Если власть имущие справляются – мы их поощряем и позволяем оставаться на своих местах. Если нет – наказываем и прогоняем.

Каждый из нас может определить, что хорошо, а что плохо, и в большинстве случаев это будет справедливо для всех. Но вот незадача: стоит нам собраться вместе, как зачастую мы выбираем самый неоптимальный и проблемный путь к этому «хорошо». Причины две: одна из них объективная – недостаток системы, вторая субъективная – извращенная практика применения в целом хорошего механизма в Эстонии.

Начнем с объективного. Мажоритарная система голосования не лишена фундаментального недостатка – она не всегда отражает истинную волю большинства. Для ее определения каждый кто отдает голос должен расставить кандидатов в порядке их предпочтения. И только таким способом можно сформировать полную матрицу предпочтений избирателей. На практике же один человек – один голос.

Еще в XVIII веке был проведен математический эксперимент, который убедительно доказал: иногда мажоритарная система допускает сбои и на выборах может победить самый ненавистный большинству кандидат. Поскольку она не учитывает альтернатив. Этот феномен получил название парадокса Кондорсе.

Ни одна надстройка или дополнительный механизм не способны исправить системную ошибку. А субъективные особенности практики применения демократии в Эстонии ее лишь усугубляют, одновременно с этим минимизируя ценность вашего участия в выборах.

У вас есть всего четыре подхода, которыми вы можете руководствоваться, стремясь сделать правильный выбор: голосовать за «хорошего парня», голосовать за партию, голосовать против конкретной политической силы, голосовать за новичков. Ни один из них не работает.

Хороший парень кнопкодав

Допустим, вы решили голосовать за достойного кандидата, вы уверены в его порядочности. Стоит ли вам объяснять, что его шансы попасть в Рийгикогу напрямую зависят от позиции в избирательном списке, которую определяет партия? Политика – это вообще командная игра, одиночки редко что-либо решают. Личная позиция уходит на второй план.

Увы, в том числе и в Эстонии распространена практика «кнопкодавства» – депутаты чаще всего голосуют так, как решат наверху.

Заседание Рийгикогу 3.12.2018. Фото: пресс-служба Рийгикогу.

Это легко и просто, а главное, нет необходимости мотивировать персональное решение. А когда объяснений требуют, зачастую получается смешно. Например, в 2015 году парламент провалил голосование по законопроекту, ограничивающему грабительские ставки по быстрым кредитам – Центристская партия и Союз Отечества и Res Publica (IRL) по известным только им причинам попросту решили саботировать голосование. Тогда руководитель фракции IRL Прийт Сибул божился, что партия законопроект поддерживает, но на прямой вопрос о том, почему он не соизволил нажать на кнопку ответил, скажем, прямо бесхитростно: «у меня нет разумного объяснения этому. Ну, нет».

Еще случай. Несколько лет назад тогда еще правящая Партия реформ поддержала пару законопроектов, которые легли в основу так называемой «аптечной реформы». Иронично, но в прошлом году реформисты потребовали отменить реформу, узнав, что в результате реформы число аптек может сократиться вдвое.

Коалиционный Франкенштейн

Иными словами, иногда политики придерживаются принципа работы флюгера – куда ветер подует или не оценивают последствий своих решений. Но давайте допустим, что мы излечили это тяжелое заболевание и наши политики ответственны, совестливы и верны своему слову. Вероятно, нам следует голосовать за партию, которая соответствует вашим убеждениям? Ладно. Ваша партия победила на выборах, ура, поздравляем!

Проблема: она не способна реализовывать все данные ей обещания. Чтобы сформировать правительство, следует найти партнеров, желательно сговорчивых, и вступить с ними в переговоры. Пусть другие игроки и отстали от лидера, но они знают себе цену, как и цену своим обещаниям.

В ходе жарких споров в душных кабинетах для совещаний и борьбы за министерские кресла партнеры активно торгуются. Плодом их творчества становится Франкенштейн, собранный из лоскутов предвыборных программ партий. Пожали руки – и он ожил.
Политики довольны – теперь это официальная дорожная карта работы правительства, чиновники министерства финансов в ужасе (здесь можно ознакомиться с расчетами минфина касательно нынешних предвыборных обещаний – прим. ред.), потому что им предстоит подсчитать, сколько все это стоит. Бюджет ограничен, а волшебной шкатулки, которая позволила бы финансировать их реализацию, понятное дело, не существует. В итоге дыры латают всеми доступными средствами.

Например, повышением акцизов. Решают за вас – платите вы. Для вас это проблема? Дождитесь следующих выборов, вероятно, правящая партия, которая их вводила, может оказаться в оппозиции и пообещать их отменить, как это делает Партия реформ сегодня.

Против дураков

Хорошо, давайте пойдем методом от противного. Вы голосуете против какой-то политической силы, потому что она сильно вам не нравится. Кто-нибудь может дать вам гарантию того, что в результате коалиционных переговоров она не окажется в правительстве? Хотя джентельменам принято верить на слово, честный ответ – «нет». Мы неоднократно наблюдали за рождением причудливых и противоречивых союзов. Подчеркнем: большинство принимаемых законопроектов инициированы правительством.

Рассмотрим пока еще актуальную «птицу тройку»: Центристская партия, Социал-демократическая партия, Отечество. У коалиции нет особого запаса по голосам в парламенте, поэтому каждый игрок одинаково важен и, по сути, обладает правом вето. Как оно работает? Например, много лет назад Рийгикогу принял законопроект, который аукнулся неожиданными последствиями. Так, в результате старой реформы силовых структур в ближайшие два года более двух тысяч полицейских будут поставлены перед выбором: остаться на работе после 58 лет и лишиться спецпенсии или же уйти с работы, получать спецпенсию и устроиться в частный сектор.*

Выбор большинства немного предсказуем. Заменить их некем. Это ставит силовое ведомство буквально на грань катастрофы. Вопрос о том, почему в свое время графики подготовки новых кадров не были сопоставлены с убылью персонала по различным причинам уходит в тень, поскольку теперь у нас куда более важная проблема: что делать?

Урмас Рейнсалу, Юри Ратас, Евгений Осиновский. Фото: valitsus.ee

Бывший глава МВД социал-демократ Андрес Анвельт предложил в максимально короткие сроки разработать поправки к закону и разрешить сотрудникам полиции сохранить как работу, так и спецпенсию. «Несправедливо», – ответил министр юстиции Урмас Рейнсалу. То есть, реализовал право вето.

Он и его соратники прибегали к этому инструменту неоднократно, торпедируя многие инициативы правительства. Во время обсуждения ратификации Эстонией миграционного договора ООН страсти накалились до предела. Лидер соцдемов Евгений Осиновский даже угрожал выйти из коалиции, но его пыл быстро остудили соратники.

Против всех

И если вдруг вы устали от старых партий, их склок, одних и тех же лиц, и желаете перемен, казалось бы, остается последняя стратегия: голосовать за новичков.

Но вот беда, последние такие бескомпромиссные революционеры, партия Res Publica, добившаяся ошеломительного успеха в 2003 году быстро объединились с «Отечеством» и стала играть по тем же правилам, что и те самые старые партии. А теперь она канула в лету даже из названия политической силы. Почему вы решили, что с другими будет иначе?

Последние такие реформаторы – Свободная партия – практически развалилась за один срок нахождения в Рийгикогу. Хорошо, у нас есть новая альтернатива: Eesti 200. Однако будем откровенными, их позиции пока что очень слабы и велика вероятность, что они не смогут противостоять динозаврам от политики.

Вы можете возразить: а как же EKRE – консерваторы сначала еле-еле прошли в парламент, а теперь составляют серьезную конкуренцию традиционным лидерам – Центристской партии и Партии реформ.

Справедливо, но кто сказал, что консерваторы вне системы и не играют по тем же правилам?

Предвыборная кампания консерваторов как раз свидетельствует о том, что они отлично адаптировались. Большая часть их обещаний может показаться заманчивыми для массового избирателя. Другое дело, что это самые дорогие обещания к исполнению и непонятно, за счет чего их финансировать. Но когда этот вопрос был первостепенным? Куда важнее быстро заключить очередной политический союз.

Коллективный самообман

Признаемся, ваш персональный выбор, даже самый обдуманный и логичный не влияет на ситуацию. Важна масса, которую политики используют как ресурс влияния в продавливании своих интересов за столом коалиционных переговоров. И они почему-то могут выдавать это за продвижение вашей воли. Но на самом деле, это самообман. Это выполнение обещаний ради обещаний, а не системный подход к решению глобальных и по-настоящему важных проблем. Потому как обещание, которое декларируется как решение чего-либо, появляется раньше анализа текущей ситуации и, соответственно, не имеет адекватного прогноза.

В общем, телегу ставят впереди лошади и надеются на результат. Разумеется, все это стоит денег, и зачастую больших. А попытки закрыть дыру в бюджете под видом достижения благой цели, например, снижения уровня потребления алкоголя, также без адекватного анализа, приводят к тому, что государственная казна не только не наполняется, а напротив – истощается на радость нашим соседям из Латвии. Какая дальновидность!

Демократия – отличная система обратной связи. Однако в нашей стране она, пожалуй, работает не совсем корректно. Когда мы ощущаем, что что-то пошло не так, мы пытаемся поменять власть имущих. Но чего мы не меняем, не можем или не хотим менять, так это принцип формирования новой власти, поэтому нас покупают скидками, бонусами и прочими уловками. И мы вновь наступаем на те же самые грабли, когда чиновники министерства финансов судорожно подбивают смету на выполнение обещаний нового правительства, которыми впоследствии будут хвалиться политики. И до поры до времени все будут счастливы.

Именно поэтому я с грустью и сожалением понял, что не хочу голосовать. Никакая логика не работает.

И не будет работать, пока мы что-то не изменим. Это наша коллективная вина – как политиков, так и нас, избирателей.

Что делать? Честно говоря, я не знаю. Но очевидно, что за столом коалиционных переговоров партии должны спорить не о том, какие обещания выполнять и в каких объемах, а определять реально приоритетные направления работы правительства, договариваться о разделении ответственности, совместном анализе текущей обстановки и работать над компромиссным решением уже после того, как на руках будут все данные и прогнозы.

Но, разумеется, это невероятно сложно. Куда проще пообещать то, что можно пощупать. Это доступнее и понятнее для избирателя. Что уж и говорить, если простые оценочные высказывания на ту или иную тему, например, отношения к иммигрантам, приносят куда больше очков к рейтингу, чем упоминание о какой-то проблеме, которая на самом деле и без шуток существует.

Вспомните хотя бы акцию Eesti 200 «русские здесь, эстонцы здесь». Я не хочу комментировать сам метод. Его обсудили уже под всеми возможными углами. Куда важнее то, что затем обстоятельной общественной дискуссии так и не последовало.

У нас есть все инструменты, чтобы менять жизнь в Эстонии к лучшему: гражданское общество, демократия участия и технологии. Но пока что мы используем технологии для того чтобы привлечь к выборам и заставить голосовать как можно больше людей. А могли бы использовать их для того, чтобы понять истинную волю народа, определить болевые точки, вычленить самые важные проблемы, провести анализ, выбрать оптимальный вариант их решения.

На мой взгляд, все иначе. Поэтому я правда не хочу голосовать. Голосовать вам или нет – решайте сами. Я успокаиваю себя тем, что я – журналист. Я могу влиять на происходящее в стране словом. А как можете влиять вы?

*Данный текст готовился к публикации до того как Рийгикогу одобрил соответствующий закон – прим. ред.

Артур Захаров

Артур Захаров

Артур Захаров всерьез собирался стать социологом, ассистировал в проведении различных исследований частным и государственным компаниям. Однако затем в шутку послал резюме на позицию репортера и стал журналистом. Работает в программе журналистских расследований «Инсайт» на телеканале ETV+. Интересуется наукой, историей и военным делом. Резервист Сил обороны Эстонии, командир взвода в звании старшего сержанта. Читать статьи (3)