Владимир Свет: почему имеет смысл идти на выборы

Выборы. Фото: Республиканская избирательная комиссия.

В статье-мнении «Почему я не хочу голосовать?» журналист Артур Захаров пишет, что вне зависимости от того, какой логикой руководствуется человек, голосуя на выборах, от его голоса ничего не зависит и поэтому сам процесс голосования якобы или является лотерей, или и вовсе не имеет смысла. Это совершенно не так. Несмотря на недостатки системы выборов, Эстония является одной из тех стран, в которых голос каждого человека крайне важен, так как может напрямую повлиять на результаты выборов. Давайте рассмотрим утверждения Артура по порядку.

Выбор человека ни на что не влияет?

Наоборот. Эстония маленькая страна и даже один голос может реально повлиять на результат. Вспомним хотя бы ситуацию с Викторией Ладынской и Свеном Сестором, набравших на парламентских выборах 2015 года 1393 и 1392 голоса соответственно. Тогда судьбу места в Рийгикогу решил как раз один голос. Кроме этого, общее количество избирателей влияет на размер простой квоты, которую необходимо набрать, чтобы точно пройти в парламент. Число жильцов иного многоквартирного панельного дома сравнимо с количеством голосов, необходимых для прохождения в парламент. Только представьте, жители парочки панельных домов у пруда Ыйсмяэ могут договориться и выбрать себе депутата, который будет представлять их интересы в Рийгикогу. Где еще такое возможно?

Кроме того, логика «я не могу одним своим голосом отправить депутата в парламент, поэтому мой голос ничего не решает» неверна по еще нескольким причинам.

Во-первых, она построена на ошибочном допущении «либо все, либо ничего» – либо я одним своим голосом отправляю человека на Тоомпеа, либо и приходить на избирательный участок смысла нет. По этой логике, например, можно отказаться платить налоги, ведь сумма, которую платит один человек, ничтожно мала по сравнению с размером госбюджета, или не давать деньги на благотворительность, так как мои пять евро – это капля в море, если речь идет о необходимости собрать 30 000. Это так, но любое коллективное усилие и решение – это всегда сумма индивидуальных решений, а она всегда зависит от действий конкретного человека, без которого этого решения или усилия просто не будет.

Во-вторых, конечный результат, как говорит Артур, «мог бы определять его величество случай» только, если бы люди по какой-то причине голосовали произвольным образом. В реальности же у многих людей существуют определенные политические предпочтения и поэтому, если вы не идете на выборы, а кто-то другой идет, это значит, что вы отдаете свое право решать будущее страны другим. Поэтому участие в выборах снижает фактор случайности, а не повышает его.

Послушный партийный солдат

В своей статье Артур утверждает, что место политика в Рийгикогу зависит от места в списке в партии и поэтому, попав парламент, он будет беспрекословно следовать указаниям сверху. Первая часть утверждения не верна по факту. Пройдет ли человек в парламент в первую очередь зависит от количества голосов, которое он получит на выборах. Действительно, некоторые влияние на распределение мест в Рийгикогу оказывает высокое место в общегосударственном списке, первые номера которого получают так называемые компенсационные мандаты. Однако, если мы посмотрим на результаты выборов в 2015 году, то на них из 101 мандата только 21 были компенсационными, т.е. зависели от места в общепартийном списке. При этом, из этих 21 более половины кандидатов получили более 1000 голосов, так что они скорее всего прошли бы в парламент вне зависимости от места. В итоге доля тех, кто получает мандат в первую очередь благодаря месту в списке, составляет всего около 10% и говорить о том, что место в списке является решающим фактором – некорректно.

Что касается действий депутата, то в них и правда есть аспект партийной дисциплины. Однако депутаты Рийгикогу всегда являются одними из самых влиятельных членов партии и, как правило, прямо влияют на повестку, которую их партия продвигает в парламенте. При этом, в случае принципиальных вопросов у депутатов есть возможность не следовать партийной дисциплине и голосовать так, как им подсказывает сердце. Так или иначе каждый депутат думает о том, проголосует ли его избиратель за него второй раз или нет. Поэтому всегда, когда он нажимает на кнопку, он должен это делать с оглядкой на тех, кто за него проголосовал. В качестве примера можно привести голосование по Закону о сожительстве, когда некоторые партии прямо заявляли о том, что у них нет единой точки зрения. Аналогичная ситуация была в вопросе о закрытии пушных ферм.

«Я его слепила из того, что было»

Артур указывает на то, что в Эстонии правительство может быть только коалиционным, а это значит, что программа правительства будет компромиссом нескольких партий и партии обязаны будут пойти на уступки. Совершенно непонятно, чем это плохо. Начнем с того, что система в Эстонии работает: партии умеют договариваться и правительственные кризисы хоть и возникают, всегда находятся решения. Ситуации, в которой в парламенте будет множество небольших партий, не способных сформировать правительство, у нас попросту нет.

Вспомним также, что у нас нет партии, которую бы на государственном уровне поддерживало бы абсолютное большинство населения. В такой ситуации коалиционное правительство лучше однопартийного, ведь оно учитывает интересы большего количества жителей страны. Было бы хуже, если бы победившая партия единолично руководила государством, а вся остальная часть населения оставалась непредставленной. Поиск компромиссов помогает учиться адекватно воспринимать конструктивную критику, вместе преодолевать разобщенность общества и делать так, чтобы от действий правительства выигрывала большая часть населения.

Насильно мил будешь

Следующий свой абзац Артур начинает с того, что партнерами по коалиции могут стать любые партии и избирателя нет возможности на это повлиять. Мол, голосуете вы за одну партию, лишь бы не прошла другая, и вдруг она уже в коалиции с теми, кому ушел ваш голос. Во-первых, такая ситуация крайне маловероятна – партии озвучивают свои коалиционные предпочтения задолго до объявления результатов выборов, и очень часто четко называют политические силы, с которыми сотрудничать не будут. Во-вторых, в случае такой коалиции распределение сил внутри нее зачастую зависит от распределения мест в парламенте – это влияет и на распределение министерских портфелей, и на процесс коалиционных переговоров.

Поэтому, если вы действительно выступаете против какой-то политической силы, то крайне нелогично отказаться от участия в выборах только потому, что она потом может оказаться в коалиции. Этим шагом вы просто усилите позиции этой партии и ослабите позиции ее оппонентов. Гораздо логичнее прийти на выборы и проголосовать за ту политическую силу, у которой меньше всего общего с нелюбимой вами партией и которая в коалицию с ней просто не пойдет.

Что касается права вето, то это как раз пример того, как эффективно повестку своего избирателя отстаивает Урмас Рейнсалу, как бы негативно ни относился к нему автор этой статьи. И, при этом, проблема с сотрудниками полиции и спецпенсиями, о которой говорит Артур, уже решена принятым Рийгикогу 20 февраля законом, который делает исключения для сотрудников правоохранительных органов и позволяет им работать и после того, как они будут получать спецпенсию.

Ну и наконец, даже тезис Артура о том, что политические новички – это всегда однодневки, не выдерживает критики. Часто голосование за новичков бывает эффективным методом влияния на управление страной. Даже если они получат минимум мест в парламенте (т.е. шесть) и не проживут дольше четырех лет, эти места в Рийгикогу означают, что их не получат другие партии. В итоге крупным партиям придется действовать с оглядкой на маленьких. Это не только возможность напрямую влиять на повестку и продвигать свои идеи, но и потенциальная возможность попасть в правительство. Возьмем, к примеру, Свободную партию. Несмотря на то, что они не вошли в коалицию и сейчас скорее всего не пройдут в парламент, их результат на прошлых выборах привел к тому, что идеи прямой демократии, идеи усиления права на референдумы нашли отражение в программах большинства партий.

В итоге Артур прав, что влияние гражданина на управление страной не ограничивается выборами. Но выборы – это первая и главная часть влияния на управление государством. После выборов должно следовать общение избирателя со своим политиком, вне зависимости от того, был он выбран или нет. Должна следовать активная гражданская позиция по тем вопросам, которые действительно волнуют человека и в итоге принятие решения о том, хочет ли человек поддерживать политическую силу, которая оправдала или не оправдала его ожидание. Гражданская активность, такая как митинги, петиции, встречи с властями преследуют такую же цель – влиять на тех, кто принимает решения. И выборы – это первый шаг на этом пути, который можно будет сделать уже 3 марта.

Автор статьи является членом Центристской партии и баллотируется на выборах в Рийгикогу.

Владимир Свет

Владимир Свет

Владимир Свет – старейшина столичного района Кесклинн, получивший образование юриста в Тартуском университете. Он несколько лет работал чиновником в местном самоуправлении. Будучи советником канцлера права занимался семейным правом и правами детей. Возглавлял Таллиннский молодежный совет, был инициатором конференции TEDxLasnamäe. Читать статьи (3)