Основатели techwear-бренда Spekter: Эстония – отличное место для строительства умной легкой промышленности

Фото: Айво Калласте.

From the first digital nation – таким слоганом представляет свою коллекцию первый эстонский techwear-бренд одежды Spekter Technologies. Spekter позиционирует себя как компания, производящая одежду будущего для людей, которые не готовы идти на компромиссы между практичностью, технологичностью и красотой.

В октябре в рамках месяца новых дизайнеров в Tallinn Design House инновационный бренд представил свою коллекцию одежды, вдохновленную идеей колонизации Марса. Мы поговорили с главой компании и дизайнером Роксаной Спектер и Андресом Ингерманом, который совмещает развитие бренда с обучением в TalTech на специальности Technology Governance and Digital Transformation, о том, что представляет собой одежда будущего и почему Эстония — подходящее место для производства такой одежды.

Фундаментом технологичной одежды являются умные ткани, но что означает понятие «умная ткань»?

Роксана Спектер. Фото: Айво Калласте.

Роксана: В коллекции Mars использованы мембранные ткани, которые применяются в амуниции вооруженных сил Скандинавии. Что касается технологических решений в нашей одежде, то это: магнитные замки, трансформирующиеся детали, флуоресцентные элементы, которые светятся в полной темноте, также в одежду интегрирован виртуальный ассистент с функцией искусственного интеллекта.

В тканевых магазинах, разумеется, полок с умными тканями нет. Поиск тканей, честно говоря, стал для нас первой сложностью: я хотела найти для одежды очень практичную и красивую ткань, но не знала, где. Мы начали общаться с университетами. Там получили контакты скандинавского поставщика, который занимается именно умными тканями.

Ткань с какими свойствами вы искали?

Роксана: Наши ткани — это мембранные ткани. Это, по сути, пирог: несколько разных слоев, которые работают вместе. За счет этого ткань водонепроницаемая, непродуваемая, но в то же время хорошо «дышит», поэтому эффекта, как под клеенкой, здесь нет. 

Если говорить о материалах в целом, то мы стоим на пороге новой технологической революции — революции новых материалов. Я имею в виду материалы, которые могут изменять не только цвет, но и плотность, и форму. Сейчас мы находимся в контакте с одной лабораторией, они тестируют ткань, которая может менять плотность, реагируя на внешнюю температуру. Если температура воздуха высокая, то ткань по плотности будет похожа на материал для футболки, если же становится холодно, то ткань станет плотной и теплой, как парка.

Из чего сделаны эти ткани? Они имеют растительное или синтетическое происхождение?

Андрес Ингерман. Фото: Айво Калласте.

Андрес: Это синтетика — смеси полиамида, полиэстера, полиуретана и эластана. Эти материалы не растут на хлопковом поле. Но в то же время, с самого начала нашим приоритетом было сохранение окружающей среды — мы используем материалы с эко-сертификатами. Все используемые нами ткани имеют сертификат Standard 100 by OEKO-TEX.

Этот сертификат, к примеру, подтверждает, что во время производства ткани, в том числе во время ее окрашивания, не применялись формальдегиды, тяжелые металлы, фенолы. Это позитивно сказывается не только на здоровье людей, потому что такие ткани гипоаллергенны, но и на окружающей среде: ведь при производстве тканей применяются современные технологии, которые бережно используют водные и энергетические ресурсы.

Роксана: Стоит отметить, что выращивание хлопка нисколько не безопасней для природы, скорее наоборот, хлопководческие регионы превращаются в зоны экологического бедствия, ведь при его выращивании используется огромное количество пестицидов, от которых страдает и окружающая среда, и тысячи собирающих хлопок людей, а также расходуется невероятное количество воды, что приводит к истощению водных ресурсов в этих регионах. Для нас важно избегать опасных для природы и человека химикатов.

Все чаще дизайнеры говорят о возобновляемом использовании материалов, особенно применительно к синтетическим тканям. Эти ткани можно использовать повторно практически вечно, так как они годятся для переработки и сырья всегда достаточно, не надо ничего выращивать. Ваши умные ткани можно будет в будущем перерабатывать?

Андрес: Конечно.

Создается впечатление, что в связи с потеплением климата в нашем регионе погода будет становиться все дождливее и ветренее, но не теплее. Насколько одежда подходит именно для такого климата?

Роксана: В основе нашей линейки одежды — практичность, технологичность и красота. Поскольку мы находимся непосредственно внутри процесса создания этой одежды, то для нас ее ценность очевидна, ведь мы все знаем и про ткани, и про наши технологические решения, поэтому кажется, что и для других людей это очевидные вещи. Но, когда мы только начинали рассказывать людям об этом проекте, то все переспрашивали, что это за ткани такие, что за techwear. Поэтому, с одной стороны, это новое направление в моде, которое еще плохо известно широким массам, а с другой, оно уже очень популярно среди определенной целевой группы, что превращает его в своего рода субкультуру.

Что касается погоды, то эта одежда создана специально для переменчивой ветреной и дождливой погоды. Когда я работала над этой коллекцией, моей целью было создать практичный предмет гардероба, который можно сочетать как с деловым стилем, так и с чем-то более смелым и трендовым. Это классический крой с футуристическими элементами. У нас, например, есть дождевик, который можно носить как летом, так и зимой. Зимой его можно надеть на верхнюю одежду. Для меня это важный момент: зимой в штормовую погоду зонт не защитит.

Фото: Айво Калласте.

Не всегда в плохую погоду можно обойтись старой доброй спортивной курткой. Здесь мы хотели показать, что не только спортивный стиль может быть удобным и практичным. Например, я разработала модель рукава — т. н. бластер, который можно удлинять, трансформируя его в муфту. Толчком к разработке послужили долгие прогулки с собакой: я заметила, что, когда держишь поводок, рука быстро замерзает, даже если надеть самые теплые перчатки.

Роксана, ты рассказывала, что идея создания бренда возникла благодаря твоим практическим потребностям, например, когда в холодные дождливые дни было не найти подходящей по стилю практичной верхней одежды. Ты ведь обучалась журналистике, какова была твоя дорога из медиа в мир дизайна?

Роксана: На самом деле я всю жизнь занималась дизайном и созданием одежды. Моя мать, несмотря на техническую специальность, очень хорошо шьет, и я училась рядом с ней. Я давно умею конструировать одежду, так что нельзя сказать, что для меня это абсолютно новое направление.

Просто раньше у меня не было концепции для бренда. Это же не так просто, что сшил одно платье — и бренд создан. Должны быть видение и концепция того, чего ты хочешь достичь.

Складывается впечатление, что techwear нужен не только владельцам собак, но скорее жителям мегаполисов, которые не могут припарковать машину рядом с подъездом. Тем, кто находится круглый год в движении, передвигаясь на велосипеде или электросамокате. Где можно купить вашу одежду?

Роксана: Выставка в Tallinn Design House завершилась, теперь мы будем представлены в нескольких бутиках в Эстонии, например, в LEVI Design. Также в скором времени нашу продукцию начнет продавать один бутик в Копенгагене. Помимо этого, у нас есть интернет-магазин, куда приходят заказы со всего мира, США, Осло, Копенгагена.

Андрес: Мы еще мало времени находимся на рынке, но нас уже спрашивают, как стать нашим представителем, к примеру, в США. Как правило, эти люди сами являются фанатами techwear и замечают, что появился новый бренд. Проявляют интерес: откуда мы? — Эстония. — А где это? Для них это экзотика.

По вашему мнению, такой бренд проще запускать в маленькой стране, где нет большой истории модной промышленности, но мало бюрократии? 

Андрес: За рубежом у Эстонии имидж цифрового государства. Везде в иностранных рекламных кампаниях мы пишем: from the first digital nation. И это продает. Потому что люди знают эстонские достижения в сфере ИТ, а также наши цифровые решения. Techwear и дигитальный мир хорошо подходят друг другу.

Если задуматься о том, как появляются умные материалы и какой у нас климат, то вполне логично, что такой бренд появился именно здесь.

Роксана: У нас с самого начала было видение, что производство, дизайн и разработка будут вестись в Эстонии, даже тогда, когда мы вырастем в большое предприятие. В то же время, мы ориентированы на экспорт, мы хотим продавать по всему миру, но для нас важно производить в Эстонии.

Андрес: Хотелось, чтобы в Эстонии было еще десять брендов, которые занимались бы этим направлением.

Роксана: Да, было бы хорошо. Было бы легче производить, у производств было бы больше опыта и компетенций. Цены на производство были бы ниже.

Андрес: Эстония могла бы провести для techwear-брендов мероприятие, наподобие стартаперского Latitude59. У нас много стартапов, у нас хорошо развита тема криптовалют, в этом ряду мог бы быть и techwear, это все хорошо сочетается.

Кто ваши основные конкуренты?

Роксана: Так как это развивающееся направление, то с конкурентами следующая ситуация: если человек покупает techwear, то с большой вероятностью он купит и твой бренд. Ценители технологичной одежды ищут новый дизайн, новые бренды. Это происходит постоянно. Бренды, производящие techwear, конечно, можно назвать конкурентами, но, по сути, для нас они скорее партнеры.

Чему можно научиться в этой сфере, много ли приходится самому тестировать?

Роксана: Много времени ушло именно на разработку, так как приходилось все тестировать самим. Пришлось выяснять на практике, как поведет себя эстонская легкопромышленная техника в работе с новыми материалами. Испытывали разные подходы, помимо тестов с пошивом, проводили тесты со стиркой, один всесезонный плащ даже замораживали при -18 градусах, чтобы посмотреть, как ведут себя ткань и магниты.

Наши швейные производства в большинстве своем не знают, как работать с этими материалами. У фабрик нет соответствующих знаний, но они готовы пробовать. Очень важно давать фабрикам и специалистам легкой промышленности работать с новыми тканями.

Андрес: В TalTech на моем факультете международная профессура говорит о том, как проходят технологические революции, каковы соответствующие временные циклы.

Мы сейчас находимся на пороге технологической революции. Я бы даже сказал, что сейчас поворотный момент. Мы должны строить легкопромышленное производство нового типа.

Почему Baltika уходит? Потому что все по-старому. Заводы должны быть автоматизированы. Человек, который работает на заводе, может благодаря роботам производить больше продукции, и это позволит платить сотрудникам достойную зарплату.

Эстония — это отличное место, где можно строить промышленность 21-го века. В Ида-Вирумаа полно инженеров.

Роксана: Люди боятся, что в случае роботизации производства они потеряют работу. Да, характер работы изменится, нужно постоянно развиваться, но в то же время работа станет легче в физическом плане. Сейчас положение людей на фабриках удручающее, пыль летает — это, мягко говоря, не та среда, в которой хорошо работать.

Андрес: Недавно в Нарве прошла панельная дискуссия с президентом о будущем Ида-Вирумаа, мы там тоже были. Я думаю, что государство могло бы быть смелее. Во время поворотного момента технологической революции государство должно брать на себя риски и строить что-то новое.

Просто ждать, что кто-то придет и что-то сделает — не очень перспективная позиция.

Должна быть большая мечта, я не знаю, куда она исчезла в Эстонии. Вначале было чувство, что мы стремимся к чему-то. Но все наши достижения — это достижения 10-летней давности. Нужен новый технологический рывок.

Где вы видите себя через пять лет?

Роксана: Так как мы не идем по пути быстрой моды, мы продолжим работать над существующими моделями. В нашу одежду интегрирован виртуальный ассистент, функционал которого мы будем расширять. В планах — дополнить его функцией оповещения о непогоде а-ля: хей, сегодня будет дождь, возьми меня (плащ) с собой!

Также сейчас мы разрабатываем модель, в которую будет интегрирован микрокомпьютер. Это создаст возможности для коллабораций между модной и игровой индустриями, позволив взаимодействовать с дополненной реальностью. У нас есть видение, куда мы идем, мы не будем просто производить, производить, производить…

Сильвия Пярманн

Сильвия Пярманн

Сильвия Пярманн — фотограф и журналист, редактировавшая в течение последних десяти лет несколько журналов об архитектуре, дизайне или моде. Читать статьи (6)