Посмотревшая 224 спектакля за год Алиссия: мне нравится усложнять себе жизнь

Алиссия в театре. Фото: Kinoteater.

Почти два года назад небольшой таллиннский театр Kinoteater объявил о необычной вакансии: за минимальную зарплату работника сферы культуры человеку в течение года придется ходить на все театральные премьеры в Эстонии, и писать на них короткие рецензии. Однако есть нюанс: человек этот должен был не иметь за плечами (почти) никакого театрального опыта в качестве зрителя. В результате получился фильм «Год, полный драмы» (2019, реж. Марта Пулк), который еще можно успеть посмотреть в кинотеатрах. Мы поговорили об эксперименте с его участницей и главной героиней фильма Алиссией-Элизабет Евтюковой.

Как получилось, что ты захотела участвовать в эксперименте Kinoteater, и как ты их убедила в том, что ты – самый подходящий кандидат?

Тогда я только что вернулась из Румынии, где была волонтером в сфере неформального образования. Училище тоже было закончено, и я думала: чем бы заняться? Скучную работу делать не хочется, а хотелось бы продолжать заниматься чем-то интересным. В Валга интересных вариантов не много: тут разве что на работу в магазин, даже кафе нормальных нет. Сидела на сайте Кассы по безработице и вдруг в один прекрасный день увидела объявление. Там сразу было написано, что и фильм снимут, и нужно будет смотреть все премьеры и писать на них отзывы. Я записала видео-анкету, отправила, и меня позвали на интервью. Ребята мне сразу понравились, захотелось с ними вместе работать. Мы просто болтали, я рассказывала о себе: жизнь скучная, пытаюсь себя развеселить, ну и мучать мне себя нравится – все критерии вроде бы подошли. Потом я пыталась расспрашивать ребят из Kinoteater: что же их во мне привлекло? Но они давали не слишком ясные ответы. Видимо, чтобы я о себе слишком хорошо не думала.

С одной стороны кажется, что за среднюю зарплату по стране спектакли ходить смотреть – ну чего такого? А на самом деле, это же огромная нагрузка, верно?

Огромная! Даже, скорее, эмоциональная нагрузка. Бывало одиноко, было чувство непрофессиональности. Я чувствовала, что вообще не вливаюсь в эту среду, потому что я ничего не знаю. Когда камера ходит за тобой, вроде бы хочется дружить с оператором, но надо сохранять профессиональную дистанцию. Мне самой нравится усложнять себе жизнь – так интереснее. Иногда хотелось вместо театра чего-то другого: в кино или на выставки. Но когда театр и так каждый день, то информации уже столько, что ничего больше не влезет.

В самом начале фильма ты говоришь, что в театре была ребенком пару раз. А что касается других искусств – есть что-то, что тебе особенно нравится или интересует?

Мне очень грустно, когда в отзывах о фильме говорят, что я раньше была совсем далекая от культуры и искусства в целом – это неправда! Я всегда ходила по музеям современного искусства в поездках. Фильмы, разная музыка – все это меня интересовало, но именно в театр я толком не попадала ни разу. Мне всегда нравилось более своеобразное, не мейнстримное искусство: авторские фильмы и т.п. Я старалась понять, как люди вписывают свои чувства в разные формы и стараются выразить их. Я себя считала художником уже очень давно.

…и в итоге ты попала в эту историю с экспериментом. Задним числом, когда уже вышел фильм, и люди смотрят на какие-то в том числе интимные стороны твоей жизни – ты не пожалела, что приняла в этом участие?

Вовсе нет. Во-первых, я попала именно туда, куда хотела: чтобы происходящее меня постоянно развивало, и чтобы из этого можно было извлечь максимальную пользу. Я стараюсь говорить, чтобы это могло и других к чему-то подтолкнуть, чтобы польза была двусторонняя. Так что я очень рада, что вышел фильм.

По-моему, можно и нужно говорить о табуированных темах, будь то чувства или что-то плохое.

Многие об этом не говорят и негатив скапливается внутри, люди замыкаются в себе. Я это воспринимаю как миссию: показать, что неплохо быть честным и открытым человеком.

Многие наверное ходят в кино в Таллинне и Тарту и смотрят: вот, тут у нас культурная жизнь, а тут вот девушка из Валга. Что ты сама думаешь о Валга?

Хочется сказать честно, но это прозвучит грустно и обидно. Наверное, там у людей меньше больших целей. Хотя, это в чем-то и хорошо: все равно все находят какие-то свои места: ведь и в «Максиме» работать неплохо. Вопрос только в том, как к людям относятся и как их воспринимают: как части большого механизма, а не живых людей. Да, наверное, люди попроще относятся к жизни. Мне это не подходило: я давно мучила себя вопросами: почему мир так устроен, что все хотят только бухать на выходных? Где красивые и романтичные фантазии о каких-то достижениях? Этого мне не хватало, и меня не принимали: приходилось быть активнее.

Ты сказала слово «фантазия», а театр ведь и есть одна большая фантазия. Как ты воспринимаешь театр, что он значит для тебя?

Если честно, теперь я еще больше не знаю. Тот театр, который мне нравится – это другое измерение, мир магии, где можно соединиться без слов, через энергию и чувства. Проблема в том, что у нас очень мало такого театра. В классическом театре люди должны смирно и без единого звука сидеть на своих стульчиках, и смотреть на сцену, где пытаются показать, как кто-то что-то чувствует. Мне хочется надеяться, что можно сделать театр, где человек все будет принимать гораздо ближе к себе – ни то что он смотрит какую-то ненатуральную картинку. Хочется, чтобы люди не наблюдали, а попадали бы в этот мир, как во сне. Со мной такое бывало: находишься в помещении где-то с час, и ни о чем постороннем не думаешь. Потом выходишь на улицу, и думаешь: я сейчас пережила нечто очень сильное, а за стенами театра все это время был обычный мир, и никому не рассказать.

Предположу, что таких вещей из отсмотренных тобой 224 постановок было немного. Часто тебе было скучно?

Очень часто. Я привыкла, что жизнь скучная, и никто не обязан меня веселить – поэтому я научилась веселить себя сама. У меня всегда был с собой блокнот с ручкой – я всегда могла записывать туда свои мысли или штуки, не связанные с происходящим на сцене. Мне нельзя было уходить со спектакля, но можно было спать.

Когда ты находишься в театре, ты смотришь только на сцену, или и на людей вокруг тоже?

Вскоре после начала эксперимента я стала намного больше смотреть на людей: было интересно, что им нравится, а что нет? Зачем они вообще туда ходят? По-моему, такой театр, куда ходит большинство людей – полная ерунда (те вещи, которые мне показались мощными, были рассчитаны на гораздо меньшую публику). Я смотрю на людей: многие сидят зевают или клюют носом.

Зачем тогда такие люди идут в театр? В отличие от тебя, им за это деньги не платят.

Некоторые говорят, что это сложный социальный ритуал, чтобы выйти и показать себя: вот, мы такие культурные, в театр ходим. Иные хотят убежать от своей скучной жизни, хотя вряд ли они получают в театре какой-то особый опыт. На большинстве постановок сложно вдохновиться и получить что-то новое – там просто показывают схемы отношений, кто и что делает или думает.

Публика вокруг как-то различается, если это большой или маленький город, русские или эстонцы?

Скорее, нет. Различия зависят от театров и конкретных постановщиков. Может, так изначально и рассчитано: постановки делают, ориентируясь на конкретную публику.

Бывало, что я сижу в театре единственная молодая, а кругом сплошь женщины за 50.

На те вещи, которые мне нравились в небольших или проектных театрах, ходила самая разнообразная публика: и совсем старенькие парочки, и семьи с детьми, и модные хипстеры. Когда публика настолько пестрая – это говорит о настоящем качестве.

После окончания эксперимента ты пошла учиться в Вильяндискую академию культуры. Расскажи, почему такой выбор.

Учусь на театрального постановщика. Мне показалось, что так мало хорошего театра, и нужно постараться внести свой вклад. Говоря об учебе, все практические занятия очень сложные: приходится много работать над собой и постоянно стараться сдвигать свои границы. Надо постоянно думать – мне все это нравится, и я очень рада.

Спектакли в каком жанре ты хотела бы ставить в будущем?

Как раз такие, которые полностью втягивают в себя человека и его мысли. Хочется поэкспериментировать с разными форматами, и поставить что-то классическое в духе психологического театра, но и какие-то современные формы – когда тела без слов что-то делают на сцене. Пока что я хочу изучить, что разные формы могут сделать со зрителем, а потом уже буду структурировать.

Через пару лет сможем прийти на твой спектакль?

Я еще ничего не гарантирую! Мне также хочется уехать пожить в Африку, но пока что я живу и учусь здесь, в Вильянди. Мы сейчас делаем маленькую постановку без слов и без театрального света и звука к концу семестра. Мне очень нравится, но это и очень сложно! Бывает, приходит какая-то гениальная идея, прихожу на репетицию: пытаюсь рассказать, никто ничего не понимает, и в результате получается что-то совсем иное, нежели я изначально задумала. Все это очень мучительно, но это именно то, что я искала.

Сколько раз ты ходила в театр после окончания эксперимента?

Не мало – всегда, когда есть возможность, стараюсь сходить, и на хорошее, и на плохое. У плохого тоже можно многому научиться. Особенно теперь, когда я внимательнее смотрю: как все устроено, как действие влияет на публику и т.д. Раз в две недели точно бываю, но хотелось бы чаще.

Бывает, что человек давно не был в театре, и вдруг захотел сходить. Если это Таллинн или Тарту, то выбор очень большой – много разных жанров и стилей. На что нужно обратить внимание, чтобы выбрать спектакль, который действительно подойдет конкретному человеку?

Очень зависит от человека: какой жизнью он живет, что его интересует, к чему он стремится? Я бы посоветовала очень внимательно следить за тем, что делают маленькие и проектные театры, или какие постановки появляются в результате сотрудничества. Например, в прошлом году была классная вещь в Национальной опере в сотрудничестве с Kanuti Gildi SAAL к юбилею Эстонии. Очень интересно, когда делают что-то экспериментальное и новое. Интересно, когда молодые ребята пишут – например, в Тартуском новом театре начинающие авторы могут подавать идеи, и потом выходят крутые спектакли: будь то лабиринтный театр, или же ситуация, когда зрители сидят в красивом зале музея на шикарных стульях и читают на столах под стеклом любовные письма. Это было так мощно и необычно! Я бы советовала идти туда, где люди могут увидеть и почувствовать что-то новое.

Иван Лаврентьев

Иван Лаврентьев

Иван Лаврентьев – главный редактор rus.Edasi.org. Он окончил университет по специальности история и обладает 8-летним опытом работы в сфере коммуникации. Читать статьи (27)